#НЕПОЛИТОЛОГ
Страх и Ненависть в Twitter
Существует ли русофобия на самом деле?
В российских СМИ и социальных сетях все чаще звучат темы 'отмены' России на Западе и русофобии. В качестве примеров проявления последней называли как масштабные санкции по отношению к стране, так и попирание государственных и культурных символов за границей.

Параллельно российские власти ужесточили регулирование интернет-пространства. Аргументом в пользу блокировок западных социальных сетей стало их 'попустительство' по отношению к русофобским и экстремистским высказываниям. На днях на фоне блокировки Канье Уэста Мария Захарова, официальный представитель МИДа, вновь обратила внимание на 'русофобию' в Twitter: русофобские твиты никак не караются, в отличие от антисемитских высказываний. Более того, представитель МИДа заявила о том, что на западных площадках опубликовано более 140 тыс. русофобских постов.

До 24 февраля русофобии, особенно в Сети, не уделялось так много внимания в медиа. В большей степени проблема актуализировалась в контексте СВО. Тем не менее, действительно ли проблема существует или, по крайней мере, можно зафиксировать обострение после 24 февраля?
Данные
Данные получены путём парсинга твитов, содержащих слово 'Russia' и опубликованных с 28 февраля по 31 августа. Учитывая, что технические условия не позволяют получить все твиты этого временного промежутка, было поставлено ограничение на выгрузку максимум 10 тысяч твитов за каждый день. Помимо текста также получены данные о количестве лайков и дате публикации для каждого наблюдения.

Таким образом, количество собранных твитов: в марте – 310 031, в апреле – 300 030, в мае – 310 031, в июне – 300 030, в июле – 290 491, в августе – 290 817. Общий объём – 1 801 430 наблюдений. Слово 'Russia' может содержаться не только в англоязычных твитах, поэтому в процессе предобработки данных автоматизированным образом были удалены тексты, в которых не преобладает английский язык. После фильтрации осталось 1 522 218 твитов.

Одна из особенностей высказываний в Интернете – потенциальное присутствие 'ботов'. В контексте нашего исследования, это обстоятельство не представляет проблемы, так как 'боты', как и живые люди, формируют общий дискурс. Более того, инструменты автоматизированного обнаружения 'ботов' не совершенны, их использование могло бы привести к потере потенциально ошибочно маркированных значимых данных.


Анализ тональности текстов: какие настроения?
Существование русофобии в той или иной степени предполагало бы превалирование негативной эмоциональной окраски высказываний на площадке. Тем не менее в сравнительной и временной перспективе доля твитов с негативной окраской оставалась на самом низком уровне, не превышая за полгода доли положительно окрашенных твитов.
Доминирующей на протяжении всего времени оставалась нейтральная окраска, т.е. не предполагающая эмоциональной составляющей высказываний как таковой. Рост напряжения можно обнаружить в конце лета, когда и так постепенно снижающаяся доля нейтральных твитов резко упала, обеспечив рост доли эмоционально окрашенных высказываний, особенно негативных, достигших впервые за полгода уровня положительных.
Более того, наличие слов-модификаторов, т.е. слов, "усиливающих" следующее за ними выражение (very, too, at all, и т.д.) может характеризовать высказывание как личное мнение, а их отсутствие, наоборот, как изложение фактической информации. В среднем по месяцам уровень субъективности был довольно мал на протяжении всего периода, но, как и в случае с эмоциональной окраской твитов, в июле-августе произошла заметная смена тренда - твиты стали явно субъективнее
Такой низкий уровень негативно окрашенных твитов и предположительное превалирование фактов над мнениями ставит под вопрос 'русофобский настрой' англоязычного Twitter'а.

Более подробный анализ тональности можно произвести на отдельном сегменте наших данных – на основе твитов, в которых упоминаются русские ('russians').
Каждый твит – это набор различных эмоциональных компонент. Как показал анализ средних показателей, в наибольшей степени в твитах транслируется страх. Следом за страхом идут отчаянье и удивление. Злость в нашем случае - это менее всего представленная компонента, уступающая даже счастью. Учитывая общий контекст, под страхом подразумевается не боязнь россиян, а опасения относительно потенциальных действий, которые могут совершить власти РФ.
Это наблюдение также противоречит гипотезе о сколь бы то ни было серьезном месте русофобии в западной твитерской риторике, т.к. минимум на интуитивном уровне русофобия предполагает именно злость по отношению к русским.
Таким образом, основные выводы о преобладающих в среде англоязычного Twitter'а настроениях:
1
Негативно окрашенных твитов в сравнительной перспективе меньше всего, их доля даже меньше, чем у положительных и особенно нейтральных высказываний.
2
В большинстве своём высказывания пользователей отличаются низким уровнем субъективности.
3
Страх – доминирующая эмоция в риторике западной аудитории
Частотный анализ: о чем говорят?
Общее представление о содержании корпуса текстов нам даёт частотный анализ, т.е. выявление наиболее часто употребляемых слов (из результатов были исключены Russia и Ukraine).

Можно предположить, что одним из признаков обострения русофобии в контексте СВО было бы частое упоминание русских. Тем не менее, судя по облакам слов и биграмм, англоязычный контингент Twitter'а мало интересовался гражданами России.
1
Гораздо больше внимания пользователи уделяли фигуре В. Путина, нежели россиянам, возлагая на него вину и персональную ответственность за обострение конфликта на Украине.
2
В твитах о России чаще других стран упоминается именно Китай. Также видное место занимают Северная Корея, США, Европа, Германия, Запад в целом и НАТО. Однако, вероятно, западный сегмент Twitter'а в большей степени интересуется вопросом потенциального союза России с Китаем и, возможно, КНДР, нежели проблемой противостояния западных стран или блоков с Россией.
3
Частое упоминание Трампа, Байдена, нефти и газа сигнализирует о том, что внутренние проблемы США и Европы оставались для их жителей не менее важными в контексте обсуждения России, нежели непосредственно тема конфликта на востоке Украины (показательно, что биграмма Brittney Griner упоминалась заметно чаще, чем kill people или kill civilian).
4
Обсуждение ядерного оружия занимало важное место в повестке англоговорящего Twitter'а на протяжении последнего полугода, ещё до заявления Путина в сентябре о том, что Россия "может применить все методы" в случае нарушения её территориальной целостности.
Дабы исследовать отношение пользователей англоговорящего Twitter'а именно к русским, из данных была извлечена лишь та часть твитов, в которых упоминается слово 'russians'. Относительно общего объема твитов, это довольно небольшой сегмент, ~30 тысяч твитов из первоначальных 1.5 миллионов, приблизительно 0.02%. Далее, частотный анализ проведен лишь среди тех слов, которые окружают интересующее нас слово 'russians', т.е. находятся в пределах 3-х слов от него, и среди биграмм, содержащих слово 'russians'.

В англоязычном сегменте Twitter пользователи действительно призывают к расправам над русскими, однако в общей массе твитов такие радикальные призывы не являются доминирующими. Тем не менее, неизвестно, почему администрация Twitter не блокирует аккаунты пользователей, призывающих к расправам и разжигающих межнациональную рознь.
1
Говоря о русских, пользователи чаще всего упоминают Путина, как и в случае общего частотного анализа.
2
В западном сегменте Twitter используется негативное сравнение России с тоталитарными режимами прошлого.
3
Среди биграмм, содержащих слово russians, наиболее часто употребляемая – ethnic russians. Немаловажным аспектом для англоговорящего сегмента была этническая принадлежность жителей Украины или её восточной части, а также этническая принадлежность самих россиян, участвующих в конфликте.
4
Глаголы, употребляемые пользователями по отношению к русским, имеют неоднородную эмоциональную окраску, что не позволяет однозначно говорить о 'русофобии': встречаются как 'уничтожать', 'атаковать, 'ненавидеть', 'проиграть', 'убивать', 'умирать', так и 'любить', 'победить', 'заботиться', 'поддержать', 'жить'.
Тематическое моделирование: есть ли чётко обозначенные темы?
Обнаружить 'след русофобии' также позволяет выявление тем, групп слов, которые чаще всего упоминаются рядом друг с другом. Реализация тематического моделирования для всего объема наших данных сложно осуществимо с технической точки зрения, поэтому для этой цели была выделена выборка – 10 тысяч наиболее популярных твитов, т.е. собравших наибольшее количество лайков.
Среди 5 тем, выявленных с помощью LDA, особого внимания заслуживает тема вооружения. Судя по характерным для неё словам в контексте СВО англоговорящие пользователи, помимо общих тем, обсуждали применение различных видов оружия. Это касается обеспокоенности не только относительно ядерного вооружения, но и касательно использования управляемых (missile) и неуправляемых (rocket) ракет, бомб, танков и артиллерии
1
Поддержка Украины поставками вооружения со стороны западных стран заняла важное место в повестке англоязычного Твиттера.
2
С другой стороны, это наблюдение сигнализирует об интересе, проявленном западной публикой по отношению к обсуждению непосредственно боевых действий в зоне конфликта.
Также примечательный аспект дискурса – обсуждение Дональда Трампа. Упоминание выборов, мистификаций ('hoax'), Путина и неких 'доказательств' объясняет внимание западного сообщества к фигуре Трампа – судя по всему, в контексте СВО, обвинения бывшего президента США в связях с Россией на выборах 2016 года обострились. Если это так, то это наблюдение поддерживает озвученную ранее идею о том, что СВО акцентировала внимание Запада на внутренние проблемы, нежели спровоцировала волну русофобии.
Тема ресурсов демонстрирует раннее подчеркнутое внимание англоговорящего сегмента площадки к проблемам энергетического кризиса и в целом сокращения предложения ('cut', 'supply') на рынке ресурсов. Помимо упоминания нефти и газа, пользователи выражают беспокойство относительно продовольственного кризиса - потенциальных проблем с поставками зерна и еды. Подобные настроения связаны с введением западными странами санкций и последовательным ответом России на них.
Отдельное место заняла тема 'НАТО', связанная с вопросами военной поддержки западными странами Украины. Западная сторона характеризуется словами 'nato', 'europe' и 'west', а её противники – 'putin' и 'china'. Упоминание слова 'soviet' свидетельствует об актуализации представления о противостоянии сверхдержав, доминирующем в политической повестке XX века.

Русофобия: ситуация сложнее, чем кажется
Некоторые проявления русофобии действительно можно встретить в рамках частотного анализа (например, неоднократное призывы убивать россиян). Радикальные и маргинальные призывы хоть и присутствуют в общей повестке, однако не занимают доминирующее место. Результаты анализа позволяют сделать ряд промежуточных выводов:
1
Пользователи склонны к акценту на внутренних проблемах западных стран, обострившихся на фоне СВО: энергетический и продовольственный кризисы, скандалы вокруг Дональда Трампа и Хантера Байдена.
2
Значимое место в дискурсе заняло обсуждение применения ядерного вооружения.
3
Наблюдается явная сепарация граждан России от российских властей. Высказываются опасения относительно действий России, но не граждан как индивидуальных лиц.
4
Риторика пользователей преимущественно нейтральна и неэкспрессивна, но если и анализировать эмоциональный фон, то в твитах, в которых упоминаются российские граждане, преобладает чувство страха, нежели агрессии.
5
Следует учитывать контекст информационного поля вокруг конфликта на Украине и общий консенсус на Западе по вопросам того, чью сторону в этом конфликте поддерживать. Негативная информационная среда в СМИ, по нашей первоначальной гипотезе, должна была спровоцировать более радикальную реакцию в западном сегменте Twitter'а, однако этого не произошло.
Made on
Tilda