#НЕПОЛИТОЛОГ
Большой куш
Как зарабатывают депутаты
Большие доходы — неотъемлемая часть публичного образа руководителя высокого ранга, политики и чиновники — не исключение.

Этот образ укрепляют не только продукты поп-культуры и бытовой опыт, но и эмпирические исследования, которые подтверждают один факт — политики во всём мире живут значительно лучше, чем люди, которыми они управляют.

Один из факторов, объясняющих подобное наблюдение, — сторонняя работа. Находясь у власти и обладая широким спектром связей, депутаты получают возможность параллельно основной работе найти и успешно занимать высокооплачиваемую должность или управлять бизнесом.

Подобная практика разрешена в 80% демократических стран, но можно ли считать её продуктивной в контексте парламентской деятельности? Как сторонняя занятость депутатов влияет на их основную работу — обсуждение и принятие законопроектов, которые впоследствии коренным образом влияют на жизни граждан?
Simon Weschle American Journal of Political Science 2022
Politicians' Private Sector Jobs and Parliamentary Behavior
В июне 2022 года, профессор Сиракузского университета Саймон Вешле опубликовал книгу - "Money in Politics", объясняющую, как различные каналы доходов в политической игре связаны друг с другом.

Позже, в сентябре автор выпустил статью, акцентирующую внимание на одном из каналов: депутатская работа в частном секторе.

Наглядный пример – Николас Соумс, бывший член Парламента Великобритании, представитель Консервативной партии. Параллельно с политической деятельностью Соумс в 2014 году имел целых 3 позиции 'на стороне': 1) возглавлял частную военную компанию, 2) руководил организацией в области энергетики, и 3) занимал пост старшего консультанта в страховом агентстве. Доход Соумса за год составил более 450 тысяч долларов. В английском языке такая практика получила специальное обозначение – 'мунлайт' (дословно, 'лунный свет'), т.е. занятость на второй работе, обычно ночью.
Интуитивно, 'сторонняя' занятость депутатов кажется несовместимой с успехами в парламентской работе. Откуда у директора 2-х компаний может быть время на заседания?

Чтобы выявить эффект, Саймон Вешле строит математическую модель на основе официальных данных о деятельности депутатов Парламента Великобритании, вручную объединённых с информацией об их 'сторонней' занятости, найденной Вешле в свободном доступе. Вопрос, который стоит на начальном этапе исследования, что мы понимаем под эффективностью депутата на своем посту?
В качестве таких зависимых переменных, т.е. показателей, отражающих активность парламентария, используются:
  • 1
    Доля голосов 'против', поданная депутатом
    противостояние повестке можно рассматривать как более активную вовлеченность депутата в обсуждение законопроектов, чем простые голоса 'За'
  • 2
    Доля посещённых заседаний
    самый базовый показатель, демонстрирующий, посещает ли депутат заседания в принципе.
  • 3
    Количество парламентских запросов к Правительству
    в Великобритании парламентарии имеют право обращаться к Правительству, чтобы получить узконаправленную информацию об интересующем их предмете (например, существующие в данный момент проблемы в сфере предпринимательства), при этом Правительство не имеет права отказать.
Для каждой из зависимых переменных был построен собственный набор моделей, предсказывающих количественные изменения в зависимости от того, занимает депутат 'стороннюю' должность или нет.
Эффект 'мунлайта' обнаружен в случае каждой из переменных – на все из них наличие 'сторонней' работы у депутата влияет положительно. В большей степени это касается увеличения количества запросов к Правительству, в меньшей – увеличения количества голосов 'против', для которого эффект хоть и был обнаружен, но уровень его значимости оказался достаточно низким.
Таким образом, если депутат занимается в профессиональном плане чем-то помимо парламентской деятельности, он показывает лучшие результаты на посту. Чем можно объяснить такие контр-интуитивные выводы?
Вешле утверждает, что высокие показатели посещения среди депутатов, работающих 'на стороне', объясняются логистикой. Частая ситуация в Великобритании – избирательные округа депутатов находятся далеко от Лондона. В это время бизнес, которым занимаются парламентарии, в большинстве случаев находится в столице, там же проходят заседания. Таким образом, работая в частном секторе, депутаты больше времени проводят в Лондоне, а значит способны чаще физически присутствовать на слушаниях.

Большое количество подаваемых парламентских запросов, в свою очередь, объясняются тем, что депутаты пытаются извлечь из них пользу для своей 'сторонней' деятельности. Так, например, выше всего этот показатель среди тех парламентариев, кто работает в юридических фирмах или консалтинге, т.е. сферах, где эксклюзивная информация имеет ключевое значение. Таким образом, частые запросы к Правительству – это не стремление принести больше общественной пользы, а личный интерес.

Homo universalis
В России депутатам официально запрещено заниматься 'сторонней' деятельностью, за исключением преподавания, науки и творчества.

Это законодательное ограничение выделяет Россию на фоне западных стран. В США, Германии, Франции, Австралии подобная практика широко распространена даже относительно Великобритании. Более того, результаты исследования Вешле демонстрируют, как 'мунлайтинг' повышает активность парламентариев.
Впрочем, несмотря на парадоксальные результаты, их теоретические обоснования ставят под сомнение аргументы в их пользу. Насколько эффективен активный депутат в Парламенте, если его активность обусловлена лоббированием бизнес-интересов? Или всё-таки это полезный бэкграунд, позволяющий парламентарию быть ближе к 'реальной жизни', понимать запросы среды и своевременно на них отвечать?

Важно отметить, что для проведения аналогичного исследования Госдуме РФ необходимо раскрыть больше информации о деятельности депутатов.
Made on
Tilda